Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
11:40 

наработка

Виктарион
пусть в этот раз будет здесь

854.

Даже за 14 лет к запаху тухлой рыбы, работающему в качестве беззвучного будильника, Рестару привыкнуть не удалось. С первыми лучами солнца еще как-то переносимый переходил в степень непереносимого, по-крайней мере для спящих. Начиналось очередное утро трущоб Сендары - одного из многих курортных городков этого побережья. Сюда съезжался отдыхать весь свет дворянства и знати, из-за удачного расположения лето тут длилось все время. Из-за постоянного присутствия хотя бы кого-нибудь из знати, уже не говоря о простых богатеях или даже обывателей, скопивших на давно желанный отдых, городки процветали... Трущоб отдыхающие не видели. На их достаток количество отдыхающих и вложения в курортный бизнес не оказывали ровно никакого. Грубо говоря от рабов и бездомных их отличала мнимая свобода и хибары из навоза и палок соответственно.
Рестар поморщился от ненавистного запаха, но затем быстро потянулся, и побежал умываться. Ополоснув в стоящем у выхода ведре руки и омыв лицо, он надел тут же висящую дырявую потлатую рубаху и оглядел свою комнату. Она ничем не отличалась от всех комнат сендарийских трущоб: в одном углу кровать, напротив нее в полуторошаге подобие тумбочки с различным мелким хламом, включая нитки иголки, рваные куски ткани и прочее. Третий угол занимало ране упомянутое ведро для умывания.. В четвертом углу была дверь. Не в самом углу конечно, просто в месте соприкосновение двух стен одна из них заканчивалась проемом. Кстати "дверью" тут называли именно проем, так как закрывать жилище от грабителей не было никакой необходимости, ибо даже самые отъявленные бандиты брезговали трущобами, а холодной погоды в Сендаре не случалось.
Рестар выбежал из дома и прикрыл за собой вход тканью, сохраняя хоть какое-то подобие уединенного личного пространства. Начинался обычный день. Старик Лемир собирал всю окрестную молодежь, чтобы проверить и засмолить дырявые лодки и в последствие плыть в море, чтобы проверить сети, которые ночью ставили более взрослые. Лемир по-доброму бранясь уже гонял ровесников Рестара и детишек по младше, а те весело с криками и визгами бегали между лодок по своим уже заранее известным местам. Ребятня прибрежной части трущоб была единственной частью их населения, которая до последнего радовалась жизни. Этим прибрежная детвора отличалась от детворы всех остальных районов трущоб, во многом благодаря Лемиру. Многие тут были сиротами, либо брошенными, либо по долгому времени не видели родителей. Как, например, Рестар раз или два в году видел свою мать, которая работала уборщицей во дворце местного дворянского рода, владеющего курортами Сендары. Деньги она копила для Рестара, надеясь, что мальчик выбьется в люди и будет жить лучшей жизнь, благо Рестар рос смышленым. Отца Рестар никогда не видел. Еще до его рождения отца призвали в армию, а при коротких встречах с матерью времени на то, чтобы пораспрашивать о человеке, которого Рестар никогда не видел не хватало. Он знал лишь то, что отец ушел не обычным солдатом, иначе он должен был уже вернуться.
Дырявых лодок оказалось не так много, поэтому менее чем через час маленькая флотилия выдвинулась. Бухта внешне выглядела крайне удобной для очередного курортного пляжа, но за видимым удобством и мутной водой скрывалось острое каменистое дно, которое решили на засыпать песком, благо природных песчаных пляжей было предостаточно. Поэтому вокруг бухты образовался этот район трущоб, который жил и питался за счет рыбного промысла и именно из-за этого выглядел благополучнее. Рестар, как один из самых старших во "флотилии" в своей лодке был один. Он легко достиг своего участка сетей и начал выуживать из них рыбу. Солнце играло на чешуе пытающихся вырваться из плена рыбешек, невольно вызывая улыбку у паренька. Когда все сети были проверены он, как и все остальные прямо тут же в лодке и завтракал тем, что оставили им те, кто выходил в бухту ночью, а они в свою очередь готовили пищу им. Не трудно догадаться, что питались они вяленой рыбой, которой было в избытке. Улов не был вполне нормальным и Рестар, удовлетворенный результатом погреб к берегу. На берегу они разгрузили улов по бочкам, немного оттащили себе, а остальное закрыли в бочки и оставили Лемиру, который потом повезет его дворянам на обмен, так как продавать смысла не было, налог эта часть трущоб платила рыбой, а избытки шли на предметы первой необходимости.
Когда закрыли последнюю бочку было уже за полдень. Ребятня побежала играть в мяч, Рестар же пошел к себе. Войдя в комнату он подошел к тумбочке и выудил из нее потрепанную книгу. "Механика Реслера Варна" значилось на обложке. Он был одним из немногих, кто умел читать. Отец оставил после себя книги, Лемир же научил его по ним читать, а так как все книги были про различную технику и механизмы Рестар с детства в них разбирался и всегда с удовольствием что-нибудь мастерил, при удобной возможности. Только возможность выпадала не часто. Парень открыл книгу на закладке и продолжил читать как раз про то, что должно было заменить ему эффект от запаха тухлой рыбы - механизм работы звуковых часов. Рестар не стал завешивать вход сел на пол, освещаемый солнцем и стал читать.
На книгу упала тень и Рестар поднял голову. В проходе стояла девочка его лет. Кажется он несколько раз видел ее в трущобах. Рыжие волосы достигали её плеч, веснушки покрывали верхнюю часть щек, голубые глаза несколько смущенно смотрели то на самого Рестара, то на его книгу. Одета она была хорошо по меркам трущоб: блеклое, ранее голубое платьице было целым и чистым, да и сама девочка была причесана. На вид они были ровестники.
- Прости, - если в глазах её и была толика смущения, то в голосе нет, - не мог бы ты мне помочь?
Рестар растерялся. К нему никогда не обращались с такой просьбой. Разве что когда он был еще младше другие ребята просили его помочь в какой-то очередной шалости, но здесь был не тот случай. Притом девочки к нему никогда не обращались. Он открыл рот и хотел было что-то сказать, но так и молчал.
- Мне надо перетащить

URL
   

Виктарион

главная