Виктарион
Игноц.
Кристалл льда дал трещину и через пару секунд с треском раскололся. Игноц наконец-то прибыл на место и, повинуясь давнишней привычке, потягивал якобы затекшие плечи. Краем глаза он заметил, что раскололось ещё три кристалла. Из них вышли Ная, Шах и Фат – его лучшие некроманты. В отличие от Игноца они были реально утомлены и взаправду разминали затекшие конечности. Игноц усмехнулся. Выглядела троица как павлины в брачный период – на всех троих были лазурные плащи с бело-ледяной окантовкой и рисунками, напоминающими языки пламени и сапоги такого же цвета. Остального под плащами было не разглядеть, они доходили почти до щиколток. В их лбах сверкали ромбики льда, глаза их переливались от бирюзового до лазурного. Игноц снова хмыкнул – подобному щегольству позавидует любой представитель высшей адрианской знати. Опустив глаза на свою одежду, он поморщился, будто бы забыл, что его одежда выглядит так же. Но что поделать, ситуация того требовала. Наконец он решил оглядеть место, куда они прибыли. Это был пустырь. Действительно, самое точное слово, для описания этого места – пустырь. Поздние сумерки лишь сильнее утверждали это. Неровная местность, почти полное отсутствие растительности, где то вдалеке на севере была заметна вода. Несколько сотен лет назад, тут была адрианская застава. Да, в те далекие годы Адрия была правительнице всех здешних земель не на словах, и держать много застав рядом с Приграничной рекой было обычным делом. Посылали даже рейды за неё, но вскоре от этой затеи пришлось отказаться, как и от большинства застав.
Игноц усмехнулся, на этот раз громче. Селевк, а Игноц и не сомневался, что тот сам распространяет эти слухи, якобы именно за рекой обустроил своё логово. Многие в это верили, потому что боялись. Но Игноц знал, что даже один из двух не рискнул бы соваться за реку, равно как и второй – он сам. Но правда ли их двое?
От раздумий его отвлек далекий рев, похожий на звук, издаваемый каким-то древним дырявым рогом. Некроманты Игноца напряглись и начали искать в небе источник звука. Игноц не шелохнулся. Может он презирал Селевка за его методы, но был уверен, что сейчас им не грозит ничего серьезного. По крайней мере, со стороны Селевка.
Появление было неожиданным. В небе сначала появилась маленькая точка, но она быстро вырастала и через несколько секунд напротив Игноца и его некромантов приземлился дракон со всадником на шее. Дракон был большим, но смотря с чем сравнивать. Если он легко был способен использовать голову в качестве тарана для штурма ворот Адрии, то к вратам Башни Единства ему лучше не соваться, даже не беря в учет её магической защиты. Но размеры дракона были не главной его отличительной чертой. Собственно это был не дракон, а его скелет, причем создавалось впечатление, что его кости были из какого-то металла, причем кости были не округлые, а в виде загнутых пластин. Там, где у живого дракона находятся внутренности, у него был багровый туман, который так же струился из отверстий его пустого черепа. Некроманты Игноца стали в боевые стойки, приготовившись в случае чего отражать возможные атаки, но Игноц лишь цыкнул на них и споойно пошел по направлению к спешившемуся всаднику дракона.
Селевк, Хозяин Мрачного легиона собственной персоной. Щегольством он переплюнул даже подчиненных Игноца. Багрово – черная мантия, с золотой перевязью на рукавах и полах, с рисунками в виде испытывающих вечные муки призраков. Сапоги из чешуи Красного дракона, которых в Адрии не видели больше тысячи лет, и некоторые уже начинали сомневаться в существовании каких-либо драконов в землях Адрии. Пальцы украшали… нет, заполняли перстни самых различных вариаций и периодов истории. Гномьи, эльфийские, людские, морского народа и другие, чья принадлежность оставалась загадкой. Угольно-черные волосы, длинной чуть ниже плеч схвачены в конский хвост, на лбу красовалась багровая повязка. Лица видно не было, видимо Селевк ради антуража немного увеличил сумрак, как раз вокруг своего лица. Игноц улыбнулся уголком рта и потрогал один из многочисленных треугольников своих волос.
- Боишься потерять? – Селевк явно насмехался.
- Боюсь, что растаяли от столь теплого приёма, - ответил Игноц, хрустя шейными позвонками, - ты в кое-то веки соблюдаешь договоренности.
Селевк проследил за его взглядом, направленным на дракона.
- Если ты и правда думаешь, что ты со своими стекляшками думаешь, что ровня мне и Мраку, то ты еще наивнее, я всегда думал.
«Стекляшки» нахмурились. Хозяин Стеклянного легиона проигнорировал укол и огляделся по сторонам.
- И где тот, ради кого ты меня позвал?
- Он выбрал вместо равного по силе сопровождения возможность появиться последним, - пожал плечами Селевк, ясно давая понять, что никого и ничего не боится во всех известных землях и за их пределами.
Игноц не успел придумать, какой-нибудь боле менее подходящий ответ, как вдруг заметил ещё один силуэт. Он был готов поклясться, что секунду назад там никого не было.
Неизвестный появился на равном удалении от Селевка и Игноца. Одет он был в плащ с капюшоном, полностью скрывавшим его лицо. Плащ, во все более сгущающихся сумерках был не определяемого цвета, Игноц предполагал все от болотного до серого, а это было важно. Все некроманты в истории были крайне последовательны и пунктуальны в выборе цвета, и он всегда был отражением их силы. Багровый Селевка – участие магии Тьмы, лазурный Игноца – магии Льда. Игноц напрягся, но не от цвета плаща. Капюшон не составлял особых проблем для взгляда Стеклянного Хозяина, и его не обманула на вид юношеская внешность неизвестного. Ему было на вид лет двадцать пять, но возраст это личная блажь каждого некроманта. Селевк пытался придать своему внешнему виду твердые тридцать, а сам Игноц балансировал где-то в районе поздних сорока. Игнорца волновало другое. Неизвестный был младше их, но не больше чем на сотню лет. Если Селевк не ошибся, а при всей своей нелюбви к Мрачному Хозяину Игноц в этом сомневался, неизвестный равен им по силе. Как они могли не заметить такого сильного некроманта.
Незнакомец поднял голову и совершенно спокойно оглядывал всех присутствующих.
- Перейдем к делу, - Игноц отвел взгляд от незнакомца и посмотрел на Селевка, - мне сообщили, что мы собрались здесь, чтобы заключить союз. Зачем мне это и против кого?
- Не пытайся казаться глупее, чем ты есть, Игноц, - незнакомец говорил совершенно ровным голосом, снова опустив голову, - ты не можешь не чувствовать того, что скоро случиться. Сомневаюсь, что ты захочешь остаться в стороне. Да и удара в спину не хочешь, надо полагать.
Игноц скрипнул зубами. Он привык к манере Селевка, но лишний раз с ним не сцеплялся по пустякам. Но нагловатая манера того, кого он видел всего несколько минут, его нервировала.
- И откуда мне знать, что я не получу удар в спину от «союзников»? – ехидно поинтересовался Игноц.
Селевк усмехнулся. Было видно, что его интересовал тот же вопрос.
Неизвестный молча сделал несколько шагов вперед не немного поднял руку. Между тремя некромантами зажегся круг зеленого пламени, диаметром в полтора шага.
- Клятва Аспектов нерушима и священна, - сказал незнакомец, - в особенности для нас.
Игноц неотрывно смотрел на круг. Он и без слов незнакомца знал, что означает этот круг. На Селевка он даже не смотрел, но подозревал, что тот разделяет его удивление. Незнакомец молча взял правой рукой левую и дернул, вырывая её про локоть. Брызнула кровь, но вскоре остановилась. Кость начала быстро отрастать, затем покрылась мышцами и кожей. Он пошевелил «новой» рукой, затем начал расчленять оторванную. Сначала он избавился от кисти, потом отодрал от лучевой кости всю кожу, мышца и сухожилия. Игноц, как и Селевк неотрывно следили за незнакомцем.
- По договору встречи я выбрал появление последним, - сказал он, - думаю, у меня те же права в Клятве. Не бойтесь, она будет недействительна, если её произносят меньше трех человек.
Селевк, гордость которого задел незнакомец, молча проделал те же манипуляции. Оглядев обоих некромантов Игноц, секунду поразмыслив, тоже вырвал себе руку.
- Я – Селевк, Хозяин Мрачного Легиона, Владетель Мрачного дракона, приношу Клятву Аспектов, и создаю Триединство!
Селевк кинул кость в центр круга. Когда кость коснулась земли её объяло багровое пламя.
- Я – Игноц, Хозяин Стеклянного Легиона, Владетель Ледяного сердца, приношу Клятву Аспектов, и присоединяюсь к триединству, - его кость объяло лазурное пламя.
- Я – Антиох, замыкаю Триединство, - его пламя было болотно-зеленым.
Игноц смотрел на пламя и думал, что этот Антиох, который оказался третьим Высшим некромантом этого времени появился невероятно вовремя.